• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
13 марта 2019 года

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

В одном своем труде святой Иоанн Кассиан Римлянин говорит одну замечательную фразу, которую мы все очень любим. Помните поговорку: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты»? Преподобный Иоанн говорит: любовь, смирение, терпение, доброта, кротость, услужливость, искание последнего места — все это друзья Божии. Злость, осуждение, нетерпение, гордость, похоть, жадность, эгоизм, уныние — все это друзья дьявола. И после этого он спрашивает: итак, скажи мне, кто твои друзья? С кем ты провел сегодня день? С радостью? С любовью? С терпением? С добротой? Со смирением? Или с унынием? Злостью? Печалью? Раздражением? Осуждением? С кем ты сегодня был? Подумайте об этом. Мы сами выбираем то, что наполняет нашу жизнь.

Схиархимандрит Иоаким (Парр)


Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, почитаемый Русской Православной Церковью, по праву считается отцом западного монашества.

Преподобный Иоанн Кассиан родился около 360 г. Точное место его рождения неизвестно, но большинство исследователей указывает на Малую Скифию (ScythiaMinor, современная Добруджа в Румынии). Преподобный Иоанн происходил из состоятельной христианской семьи и получил прекрасное домашнее образование.

Имея хорошее светское образование, преподобный Иоанн, однако, не стремился достичь мирского благополучия, а обратился к подвижнической жизни монахов, молитвы и образ жизни которых, как он писал, имел возможность слышать и видеть ещё в детстве. Он стремился стать способным “чистым оком созерцать глубокие и сокровенные тайны, чего никак не доставит светская учёность, а одна чистота духа посредством просвещения Святого Духа”

Будучи еще юношей, около 380 г. Иоанн вместе со своим другом Германом отправился во Святую Землю. Там оба друга решили принять монашество и поступили в один из монастырей в Вифлееме, находившийся недалеко от пещеры Рождества Христова. Пробыв там два года, преподобный Иоанн вместе с Германом испросил у настоятеля разрешения посетить египетских подвижников и обещал вскоре вернуться. После этого они отправились в Египет, в пустыню Скит, Келлию и Нитрию, где познакомились с жизнью знаменитых египетских подвижников, в частности, Моисея и Пафнутия.

Через семь лет они, исполняя обещание, вернулись обратно в Вифлеем, но вскоре опять отправились в Египет, где провели еще несколько лет. В это время преподобный Иоанн собирал материал для своих будущих сочинений о монашестве. Разразившиеся в 399 г. оригенистические споры породили смуты и раздоры среди египетского и палестинского монашества. Как и множество других египетских монахов, преподобные Иоанн и Герман были вынуждены покинуть Египет.

В 400 г. они отправляются в Константинополь. Главной их целью было увидеть и услышать знаменитого учителя Церкви святителя Иоанна Златоуста, возглавлявшего тогда Константинопольскую кафедру. В Константинополе преподобный Иоанн стал учеником святителя, который вскоре (ок. 404 г.) возвёл его в сан диакона и предоставил в его ведение сокровищницу кафедрального собора.

После второй ссылки святителя Иоанна Златоуста преподобный Иоанн Кассиан вместе с Германом, тогда уже священником, в 404 г. был направлен в Рим к папе Иннокентию I c посланием от Константинопольского клира просить защиты несправедливо сосланному патриарху. Миссия эта не увенчалась успехом; более того, опала распространилась и на друзей святителя.

Пробыв некоторое время в Риме, где он сблизился с будущим папой Львом Великим, преподобный Иоанн прибыл в Южную Галлию. Там он был посвящён папой в сан пресвитера города Массилии (Марселя).

В Марселе, следуя своему стремлению к устроению монашеской жизни в соответствии с высоко ценимыми им образцами восточной православной аскетики, он основал две обители – мужскую (святого Виктора) и женскую (Христа Спасителя) – устроенные по правилам палестинских и египетских общежительных монастырей, но смягчённым при этом в соответствии с более суровыми условиями Запада.

Здесь проявилась характерная для преподобного Иоанна черта следовать “царским путём”, избегая крайностей и фанатизма. В своём сочинении “О правилах общежительных монастырей”, которое он написал по просьбе аптского епископа Кастора, собиравшегося устроить у себя в епархии общежительный монастырь по образцу восточных и преимущественно египетских, преподобный писал: "Если замечу, что какие-нибудь правила египетских монастырей будут здесь неисполнимы ; то, сколько возможно, заменю их правилами монастырей палестинских или месопотамских, потому что если правила будут соразмерны с силами, то их можно будет исполнять без труда и с неравными способностями”.

Говоря о личном подвиге во имя спасения, преподобный Иоанн предостерегает – он не для всех одинаков. Если одному хорошо отшельничество, то другому “оно не только бесплодно, но и гибельно”. Другому киновия может быть святым избранием, а иному и её нельзя рекомендовать. Что одному трудно и даже невозможно, для другого – естественная привычка. Поэтому “каждому из нас, – пишет преподобный Иоанн, – надобно наперёд тщательно узнавать меру своих сил и по этой мере браться за науку, какая нравится, ибо хотя все науки полезны, однако ж не могут быть все удобны для всех”.

Преподобный Иоанн мирно отошёл ко Господу в 435 году. Он похоронен в Марселе, в церкви святого Виктора в основанном им монастыре. Его мощи покоятся в серебряной раке, присланной папой Урбаном V, ранее бывшим аббатом этого монастыря. На раке надписание Sancti Cassiani ‘святого Кассиана’. Святым почитал Преподобного и папа Григорий Великий. На Западе память Преподобного отмечается местно в Марселе 23 июля.

Православная Церковь празднует память преподобного Иоанна Кассиана 29 февраля/13 марта.

Труды преподобного Иоанна Кассиана вошли в классический фонд христианской духовной литературы. Основанные им монастыри служили на Западе примерами устройства общежительной монашеской жизни. Принадлежа неразделённой Церкви и прожив большую часть жизни на Западе, Преподобный навсегда остался верен высоким христианским идеалам православного Востока, к духовному богатству которого приобщился в молодые годы.


О посте

Из сочинений преподобного Иоанна Кассиана Римлянина

После исследуем, к какому роду добрых дел нужно причислить пост, — к числу ли существенно добрых, каковы правда, мудрость, мужество и воздержание, которые вовсе не могут перейти в противную сторону, или к числу средних, т. е. таких, которые иногда сделать, может быть, полезно, иногда опустить не предосудительно, или что иногда сделать предосудительно, а иногда похвально опустить. Если мы причислим пост и воздержание к существенно добрым делам, то, без сомнения, употребление пищи и пития надо будет почесть делом худым и преступным. Ибо что противно главному добру, то непременно нужно считать главным злом.

Но так думать не позволяет нам Св. Писание. Ибо если мы будем поститься на том основании, что будто бы грешно употреблять пищу, то не только не получим никакого плода от воздержания, но еще, по апостолу, подвергнемся тягчайшему обвинению за нечестие, так как будем запрещать употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением; ибо всякое создание Божие хорошо и ничто не гнусно, если принимается с благодарением (1 Тим 4, 3); ибо кто что считает скверным, тому то и скверно (Рим 14, 14). Потому никто не был осуждаем за одно лишь употребление пищи; и если осуждаются евшие, то это потому, что с употреблением пищи соединяется или за ним следует нечто предосудительное.

Из сказанного видно, что пост относится к числу средних добрых дел, потому что как соблюдение его не оправдывает нас, так и за нарушение его мы не подвергаемся осуждению, если, кроме употребления пищи, нет преступления заповеди, достойного наказания. Но что касается существенно добрых дел, то без них никому нельзя быть ни в какое время, потому что оставляющий их обязательно впадает в зло. Также и для главного зла не должно быть времени, потому что оно всегда вредно; в случае допущения его не может оно не вредить или измениться в похвальную сторону.

А средние дела те, которым назначены известные качества и времена; если правильно соблюдать их, то они освящают; если опустить их, то не оскверняют, таковы, например, брак, земледелие, богатство, уединение, бдение, чтение книг и посты. Всё это Св. Писание не определило совершать и соблюдать постоянно, так чтобы нельзя было хоть немного, иногда оставлять их, ибо что положительно заповедуется, за неисполнение того подвергаются смерти; а что предлагается больше как совет, нежели как приказание, исполнение того приносит пользу, а за неисполнение не подвергаются наказанию.

Почему предки наши весьма хорошо повелели совершать их, сообразуясь с обстоятельствами, местом и временем, потому что они бывают полезны, если сообразны с обстоятельствами, и, напротив, делаются вредными, если не сообразны с ними.

Так, например, скорее жестокосердым, нежели ревнителем благочестия, следует считать того, кто будет сохранять строгий пост даже во время посещения брата, в лице которого нужно принять Христа; к самоубийцам нужно причислить того, кто не изменяет строгих правил, воздержания даже тогда, когда нужно подкрепить ослабевшие силы принятием пищи; не ревность к благочестию, а неразумность докажет тот, кто захочет строго держаться правил поста даже в праздник, когда делается разрешение на пищу.

Пост бесполезен для тех, которые хотят посредством его заслужить людскую похвалу и имя святых, о которых говорится в Св. Писании, что получат они в таком случае мзду свою в настоящее время (Мф 6, 2), равно пост бесполезен и для тех, которые постятся не так, как угодно Богу. Последние представляются у пророка спрашивающими Бога: почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь? Бог объявил им, что они не услышаны: вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкой рукою бить других, и сказав, что Он не такой пост избрал, хотя бы они подобно тростнику гнули свои шеи, хотя бы облеклись в рубище и пеплом посыпали свои головы; далее открывает, какой пост Ему угоден, и тем показывает, что один только пост без других добродетелей не может принести пользы. Разреши, говорит Он, оковы неправды… и от единокровного твоего не укрывайся (Ис 58, 3— 10).

Итак, видите, что Господь не считает пост существенно добрым делом, потому что он не сам по себе, но при других добрых делах угоден Ему, и что от случайных причин он бывает не только напрасен, но даже ненавистен Богу, как об этом Он Сам свидетельствует у Иеремии: если они будут поститься, Я не услышу вопля их (Иер 14, 12).

Доброго по природе своей не следует делать для среднего; напротив, среднее нужно предпринимать для того, что само по себе добро.

Милосердие, терпение и любовь или те заповеди касательно вышесказанных главных добродетелей должны соблюдаться не для поста, а, напротив, пост для них. Ибо надо стараться, чтобы те добродетели, которые составляют истинное добро, были приобретаемы постом, а не для поста должны совершаться действия тех добродетелей. 

Итак, для того полезно сокрушение плоти, для того к нему должно присоединяться воздержание от пищи, чтобы через него мы могли обрести дар любви, — в которой заключается неизменное, постоянное добро. Ибо изучение медицины, золотарства и прочих существующих в этом мире искусств бывает не для инструментов, нужных для производства их, а напротив, инструменты приготовляются для упражнения в искусстве; они как полезны искусным, так и излишни для незнающих самого искусства. Они как весьма способствуют тем, которые употребляют их для производства своего дела, так вовсе не могут приносить пользу тем, которые, не зная, для какого дела они сделаны, довольствуются одним обладанием их, потому что сущность их пользы видят только в содержании их, а не в совершении работы.

Итак, существенное благо есть то, для которого делается среднее; а само главное добро делается не по другой причине, а только ради своей доброты.


Тропарь, глас 8

Постом предочистився, премудрости постигл еси разумение, / от пустынных же Богоносных отец научился еси страстей обузданию. / Того ради подаждь нам твоими молитвами / плоти нашея духу послушание: / еси бо наставник, Кассиане преподобне, / всем поющим о Христе твою память.

Кондак, глас 4

Преподобен быв, Богу возложился еси, / и просвещая добрыми виды, Кассиане, / яко солнце облистал еси / сиянием Божественных твоих учений, / сердца всех чтущих тя всегда просвещая. / Но прилежно моли Христа, / о иже любовию тепле восхваляющих тя.



источники: brooklyn-church.org, "Азбука веры.ру"