• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
5 декабря 2018 года

Святой благоверный князь Михаил Тверской

22 ноября/5 декабря 2018 года Русская Православная Церковь чтит 700-летие мученической кончины святого благоверного князя Михаила Тверского, великого князя Владимирского, супруга святой благоверной княгини Анны Кашинской.  Летописец назвал святого князя "отечестволюбцем" за совершенный им подвиг - князь поехал в Орду на верную гибель ради спасения Тверского княжества и всей Русской земли.


≈ Святой благоверный князь Михаил Тверской родился в 1272 году вскоре после кончины своего отца великого князя Ярослава Ярославича (родного брата святого князя Александра Невского).

Оставшись на попечении матери, благочестивой и мудрой княгини Ксении (прославлена в лике местночтимых святых), Михаил рос боголюбивым и добрым отроком, исполненным страха Божия. Он воспитывался под руководством Новгородского архиепископа (вероятно, Климента), с детства полюбил чтение духовной литературы и Священного Писания.

Около 1285 года, после смерти своего старшего брата Святослава, святой князь Михаил вступил на Тверской княжеский престол. Свое княжение он начал построением в Твери каменного храма в честь Преображения Господня.

Ле­то­пи­сец по­вест­ву­ет, что свя­той князь Ми­ха­ил был вы­сок ро­стом, си­лен и от­ва­жен. Бо­яре и на­род его лю­би­ли. Усерд­но чи­тал Бо­же­ствен­ные кни­ги, усерд­но жерт­во­вал на хра­мы, по­чи­тал ино­че­ский и свя­щен­ни­че­ский чин. Пьян­ства не тер­пел и все­гда от­ли­чал­ся воз­держ­но­стью. С особенной любовью он покровительствовал обиженным и несчастным, щедро подавал милостыню нищим. Это вызывало ответную любовь народа.

Два­дца­ти двух лет (8 но­яб­ря 1294 го­да) свя­той Ми­ха­ил всту­пил в брак с княж­ной Ан­ной, до­че­рью Ро­стов­ско­го кня­зя Ди­мит­рия Бо­ри­со­ви­ча. Вско­ре его по­стиг­ли ис­пы­та­ния. В 1298 го­ду глу­бо­кой но­чью, ко­гда все во дво­ре кня­зя спа­ли, за­го­ре­лись се­ни кня­же­ско­го двор­ца. Ни­кто не слы­хал на­чав­ше­го­ся по­жа­ра. Его услы­шал, про­бу­див­шись, сам князь. Вто­ро­пях он ед­ва успел с кня­ги­ней вый­ти из го­ря­ще­го двор­ца. Вся каз­на его сго­ре­ла. По­сле то­го князь силь­но за­бо­лел.

В 1299 г. у великой княгини родилась дочь Феодора, которая  скончалась во младенчестве; в 1300 г. – сын Димитрий, в 1301 г. – Александр, в 1306 г. – Константин, а в 1309 г. – Василий. Княгиня сама занималась воспитанием и образованием детей.


В междоусобной борьбе сыновей святого Александра Невского Димитрия и Андрея за великокняжеский Владимирский престол святой Михаил проявил себя миротворцем, стараясь примирить братьев друг с другом.

В 1304 году, после смерти великого князя Андрея Александровича, права на великое княжение по лествичному праву должны были перейти к святому князю Михаилу, но их стал оспаривать его двоюродный племянник, Московский князь Юрий Данилович.

По обычаю того времени оба князя - Михаил и Юрий поехали в Орду, где, несмотря на происки Юрия, ярлык на великое княжение получил Михаил. Он заключил мир со своим соперником, но согласия между ними не было, распря продолжалась и порой переходила в вооруженное противоборство.

В 1313 году святой князь Михаил вновь был утвержден на велококняжеском престоле новым ханом Орды Узбеком. Выехавший после этого в Орду князь Юрий пробыл там около трех лет, употребив все средства, чтобы склонить хана Узбека на свою сторону. С этой целью он вступил в брак с сестрой хана Кончакой, и получили от Узбека грамоту на великое княжение.

Святой Михаил, желая избежать кровопролития, без боя уступил Юрию великокняжеский престол во Владимире. Когда же Московский князь вместе с татарским вельможей Кавдагыем вторгся в Тверское княжество, опустошая его и насильничая над мирными жителями, князь Михаил, по благословению Тверского епископа, вынужден был собрать ополчение. Он разбил войско князя Юрия и отряд Кавгадыя 22 декабря 1317 года в 40 верстах от Твери, при селе Бортеневе. 

Бортеневская битва вошла в историю как первая значительная русская победа над ордынскими воинами.

Доспехи святого князя Михаила во время битвы были все иссечены, но на теле его не оказалось ни одной раны. Он простил своих обидчиков и отпустил на волю пленников, в том числе татарского вельможу Кавгадыя.

Князь Юрий бежал с остатком войска, а его жена Кончака (в крещении Агафья), к несчастью, скоропостижно скончалась в Твери, что вызвало слухи об ее отравлении.

Московский князь, распаляя гнев хана Узбека, обвинил святого Михаила в неповиновении ханской власти.

Чтобы предотвратить опустошение Тверского княжества татарами, князь Михаил решил сам ехать в Орду. На уговоры народа и бояр не делать этого, он отвечал: "Аще бо аз где уклонюся, то вотчина моя вся в полону будет и множество христиан избиени будут... лучше ми есть ныне положити душу свою за многия души". В этих словах выражена глубокая готовность следовать во всем Промыслу Божию, любовь к своему народу и Отечеству. Недаром святой князь Михаил Тверской получил славное имя "отечестволюбца".

Взяв благословение у Тверского епископа Варсонофия и своего духовника игумена Иоанна, князь Михаил простился с женой Анной, сыном Василием и близкими на берегу реки Большой Нерли 6 августа 1318 года.

6 сентября он прибыл к устью Дона, где кочевала тогда Орда. Хан Узбек, пораженный его прибытием, принял его внешне благосклонно, но поручил судебное разбирательство Кавгадыю и другим противникам святого Михаила, желавшим его погубить.

После вынесения смертного приговора князь был подвергнут мучениям: ему надели на шею тяжелую колоду и, связанного, с насмешками и издевательствами, повлекли за ханом и его свитой, двинувшимися на охоту к берегам Терека (Северный Кавказ).

По милости Божией, святой князь Михаил не был лишен духовного утешения: его сопровождали игумен, два иеромонаха и диакон, а также сын Константин. Около месяца святой страстотерпец, находясь на положении уничижаемого и мучимого пленника, провел в посте и молитве, каждое воскресенье исповедываясь и причащаясь Святых Таин. Ему предлагали бежать, но святой отверг эту возможность: "Во всю жизнь мою не бегал от врагов, и если я один спасусь, а люди мои останутся в беде, какая мне слава? Нет, воля Господня да будет".

Готовясь к смерти, святой мученик утешал себя пением псалмов; так как руки его были заключены в деревянную колоду, листы Псалтири перевертывал отрок.

В ночь на 22 ноября 1318 года святой князь Михаил видел сон, известивший его о кончине. По просьбе страстотерпца была отслужена Божественная литургия, за которой он исповедовался и причастился Святых Таин. Простившись с духовенством и преподав благословение своему сыну Константину, Святой Михаил встал на молитву, читая Псалтирь. 

Ко­гда он разо­гнул кни­гу, ему от­кры­лись сле­ду­ю­щие сло­ва: «Серд­це мое смя­те­ся во мне, и бо­язнь смер­ти на­па­де на мя (Пс.54,5). Свя­той Ми­ха­ил ска­зал иере­ям, быв­шим с ним: «Ска­жи­те мне, что озна­ча­ют сло­ва сии?» Они от­ве­ча­ли ему: «Го­су­дарь, да не сму­ща­ет­ся серд­це твое сло­ва­ми си­ми, ибо в том же псал­ме ска­за­но: Воз­вер­зи на Гос­по­да пе­чаль твою, и Той тя пре­пи­та­ет (Пс.54,23)».

Сло­ва эти уте­ши­ли стра­даль­ца, и он про­дол­жал чте­ние псал­мов Да­ви­до­вых. Вдруг в ша­тер вбе­га­ет кня­же­ский от­рок; он был бле­ден и ис­пу­ган­ным го­ло­сом ска­зал: «Го­су­дарь, идут Кав­га­дый и Ге­ор­гий со мно­же­ством на­ро­да и пря­мо к тво­е­му шат­ру». То­гда бла­жен­ный стра­да­лец крот­ко за­ме­тил: «Знаю, за­чем они идут, – убить ме­ня». За­тем он ото­слал сы­на сво­е­го Кон­стан­ти­на под по­кро­ви­тель­ство же­ны ха­на.

Меж­ду тем без­бож­ные убий­цы бы­ли уже неда­ле­ко от ве­жи свя­то­го Ми­ха­и­ла. Кав­га­дый и Ге­ор­гий оста­но­ви­лись на тор­гу, неда­ле­ко от шат­ра свя­то­го Ми­ха­и­ла, и со­шли с ко­ней. От­сю­да они по­сла­ли убийц к свя­то­му кня­зю. Как ди­кие зве­ри, убий­цы вско­чи­ли в ша­тер, разо­гна­ли всех кня­же­ских слуг. Свя­той в то вре­мя сто­ял на мо­лит­ве и по­след­ний раз на зем­ле про­слав­лял сво­е­го Со­зда­те­ля. Схва­тив свя­то­го за ко­ло­ду, убий­цы уда­ри­ли его о сте­ну, так что сте­на шат­ра про­ло­ми­лась. Князь под­нял­ся бы­ло на но­ги. То­гда лю­тые убий­цы всей тол­пой на­бро­си­лись на него, топ­та­ли но­га­ми, неми­ло­серд­но би­ли; по­том один из них, Ро­ман­цев, вы­хва­тив нож, по­ра­зил им свя­то­го кня­зя в бок и по­вер­нул несколь­ко раз нож в ране, на­ко­нец, вы­ре­зал серд­це. Так пре­дал в ру­ки Гос­по­да свя­тую ду­шу свою стра­да­лец Хри­стов. 

Тол­па та­тар и рус­ских, быв­ших в Ор­де, на­бро­си­лась на па­лат­ку уби­то­го кня­зя и раз­гра­би­ла ее. Свя­тое и чест­ное те­ло му­че­ни­ка бы­ло бро­ше­но и ле­жа­ло без вся­ко­го по­кро­ва, ибо убий­цы со­рва­ли со свя­то­го кня­зя оде­я­ние. Один из зло­де­ев при­шел на торг к Кав­га­дыю и Ге­ор­гию и ска­зал им: «При­ка­за­ние ва­ше ис­пол­не­но».

То­гда Кав­га­дый с кня­зем быст­ро подъ­е­ха­ли к па­лат­ке. Уви­дев об­на­жен­ное те­ло кня­зя, Кав­га­дый с уко­ром ска­зал Ге­ор­гию: «Раз­ве он не стар­ший те­бе брат, все рав­но как отец? Что же те­ло его ле­жит без по­кро­ва, бро­шен­ное на по­ру­га­ние всем? Возь­ми его и ве­зи в свою зем­лю, по­гре­би в от­чине его по ва­ше­му обы­чаю».

Князь Ге­ор­гий по­слу­шал это­го со­ве­та. Он ве­лел сво­им слу­гам при­крыть об­на­жен­ное те­ло свя­то­го, и один из них по­крыл его сво­ей верх­ней одеж­дой. По­том князь при­ка­зал по­ло­жить те­ло на боль­шую дос­ку, а дос­ку под­нять на по­воз­ку и креп­ко при­вя­зать.

Сын кня­зя-му­че­ни­ка Кон­стан­тин, неко­то­рые бо­яре и слу­ги ед­ва успе­ли убе­жать к жене ха­на и, поль­зу­ясь по­кро­ви­тель­ством та­тар­ской ца­ри­цы, из­бег­ли злой смерти. Дру­гие бо­яре и слу­ги Твер­ско­го кня­зя бы­ли раз­де­ты, под­вер­ну­ты по­бо­ям и за­ко­ва­ны в же­ле­за. Пре­дав смер­ти свя­то­го Ми­ха­и­ла, сто­рон­ни­ки кня­зя Ге­ор­гия – кня­зья и бо­яре – со­бра­лись в од­ну ве­жу, пи­ли ви­но, и каж­дый хва­лил­ся тем, ка­кую ви­ну он вы­ду­мал на стра­даль­ца.

Свя­тое те­ло кня­зя Ми­ха­и­ла, по при­ка­за­нию Ге­ор­гия, по­вез­ли в ре­ку Адежь (что зна­чит – го­ресть). Но­чью два сто­ро­жа бы­ли при­став­ле­ны охра­нять его. Но силь­ный страх на­пал на них; сто­ро­жа бро­си­лись бе­жать от по­воз­ки, где ле­жа­ло те­ло свя­то­го му­че­ни­ка. Ра­но утром они воз­вра­ти­лись на свое ме­сто, и ви­дят див­ное чу­до: к по­воз­ке при­вя­за­на од­на толь­ко дос­ка, те­ло же ле­жа­ло осо­бо, ра­ной к зем­ле, при­чем из яз­вы вы­шло мно­го кро­ви. Пра­вая ру­ка свя­то­го бы­ла под­ло­же­на под ли­це его, а ле­вая на­хо­ди­лась у ра­ны. Уди­ви­тель­но то, что в сте­пи рыс­ка­ло мно­го хищ­ных зве­рей, и ни один из них не смел при­кос­нуть­ся к свя­тым остан­кам му­че­ни­ка. Так по­ис­ти­не смерть пра­вед­ни­ков чест­на; смерть же греш­ни­ков лю­та. Злоб­ный че­ло­ве­ко­убий­ца Кав­га­дый не из­бег пра­вед­но­го су­да Бо­жия: вско­ре он был каз­нен по при­ка­за­нию ха­на Уз­бе­ка.

В ту же ночь мно­гие из хри­сти­ан и ино­вер­ных ви­де­ли, как два об­ла­ка осе­ня­ли то ме­сто, где на­хо­ди­лось чест­ное те­ло уби­ен­но­го кня­зя. Они то схо­ди­лись, то рас­хо­ди­лись и си­я­ли, точ­но солн­це. Утром го­во­ри­ли: «Князь Ми­ха­ил – свя­той. Он убит непо­вин­но».

От ре­ки Аде­жи те­ло свя­то­го по­вез­ли в Ма­д­жа­ры. Здесь куп­цы, знав­шие свя­то­го Ми­ха­и­ла, хо­те­ли при­крыть те­ло его до­ро­ги­ми тка­ня­ми и по­ста­вить в свя­том хра­ме. Од­на­ко бо­яре князя Ге­ор­гия не поз­во­ля­ли им сде­лать это­го; они по­ме­сти­ли его в хле­ву и при­ста­ви­ли стра­жу. Но Бог про­сла­вил див­ным об­ра­зом мо­щи Сво­е­го угод­ни­ка: мно­гие из жи­те­лей по но­чам ви­да­ли, что над тем ме­стом под­ни­мал­ся ог­нен­ный столб в виде креста от зем­ли до небес. Дру­гие же ви­де­ли ра­ду­гу, ко­то­рая скло­ня­лась над тем хле­вом. От­сю­да мо­щи свя­то­го Ми­ха­и­ла по­вез­ли да­лее; по­воз­ка со свя­ты­ми остан­ка­ми бла­го­вер­но­го кня­зя подъ­ез­жа­ла к Без­де­жу, и неко­то­рые из жи­те­лей то­го го­ро­да ви­де­ли, что мно­же­ство на­ро­да со све­ча­ми и ка­ди­ла­ми окру­жа­ло те­ло му­че­ни­ка, свет­лые всад­ни­ки но­си­лись в воз­ду­хе над ко­лес­ни­цей. Ко­гда те­ло свя­то­го при­вез­ли в сей го­род, про­во­жа­тые не поз­во­ли­ли по­ста­вить его в церк­ви, но по­ме­сти­ли на дво­ре и сте­рег­ли це­лую ночь. Один сто­рож осме­лил­ся лечь на по­воз­ку, где ле­жа­ло те­ло стра­даль­ца. Вдруг неви­ди­мая си­ла от­бро­си­ла его да­ле­ко в сто­ро­ну. Сто­рож по­чув­ство­вал се­бя боль­ным и с ве­ли­ким тру­дом мог под­нять­ся на но­ги, но, рас­ка­яв­шись в сво­ем со­гре­ше­нии, он по­лу­чил ис­це­ле­ние.

На­ко­нец, те­ло кня­зя-му­че­ни­ка при­вез­ли в Моск­ву и по­греб­ли в кремлев­ском Спас­ском мо­на­сты­ре, в церк­ви Пре­об­ра­же­ния. Бла­го­вер­ная кня­ги­ня Ан­на не зна­ла о му­че­ни­че­ской кон­чине сво­е­го су­пру­га. Через год воз­вра­тил­ся от ха­на князь Ге­ор­гий с ве­ли­ко­кня­же­ским яр­лы­ком. Он при­вез с со­бою из Ор­ды твер­ских бо­яр и кня­зя Кон­стан­ти­на Ми­хай­ло­ви­ча. То­гда в Тве­ри узна­ли о смер­ти свя­то­го Ми­ха­и­ла и о по­гре­бе­нии его в Москве.

Кня­ги­ня Ан­на и де­ти свя­то­го кня­зя про­си­ли кня­зя Мос­ков­ско­го пе­ре­вез­ти свя­тые мо­щи му­че­ни­ка в Тверь. Ге­ор­гий ед­ва дал свое со­гла­сие. То­гда из Тве­ри от­пра­ви­ли в Моск­ву бо­яр, чтобы они с тор­же­ством пе­ре­вез­ли мо­щи свя­то­го Ми­ха­и­ла. При­быв­шие в Моск­ву спо­до­би­лись узреть див­ное чу­до, ко­то­рым Гос­подь бла­го­во­лил про­сла­вить Сво­е­го угод­ни­ка. Тле­ние со­вер­шен­но не кос­ну­лось его свя­то­го те­ла. По­слан­ные взя­ли гроб с мо­ща­ми свя­то­го и с ве­ли­кой че­стью по­нес­ли его в Тверь. Ко­гда ше­ствие при­бли­жа­лось к го­ро­ду, кня­ги­ня Ан­на со сво­и­ми сы­но­вья­ми Ди­мит­ри­ем, Алек­сан­дром и Ва­си­ли­ем по­еха­ли на­встре­чу Вол­гой в на­са­дах, а епи­скоп Вар­со­но­фий со всем свя­щен­ным со­бо­ром и бес­чис­лен­ное мно­же­ство на­ро­ да встре­ти­ли свя­тые мо­щи на бе­ре­гу. Ве­ли­ко бы­ло ры­да­ние; за пла­чем на­ро­да не бы­ло слыш­но цер­ков­но­го пе­ния. Осо­бен­но же горь­ко пла­ка­ла кня­ги­ня Ан­на.

6 сен­тяб­ря 1320 го­да свя­тые мо­щи бла­го­вер­но­го кня­зя Ми­ха­и­ла бы­ли по­гре­бе­ны в по­стро­ен­ном им со­бор­ном хра­ме Пре­об­ра­же­ния Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, где бы­ли по­гре­бе­ны и ро­ди­те­ли его, ве­ли­кий князь Яро­слав Яро­сла­вич и ве­ли­кая кня­ги­ня Ксе­ния.

Гос­по­ду бы­ло угод­но про­сла­вить Сво­е­го угод­ни­ка мно­ги­ми чу­де­са­ми. Еще до от­кры­тия его чест­ных мо­щей бла­го­че­сти­вые лю­ди мо­ли­лись у его гроб­ни­цы о раз­ре­ше­нии сво­их неду­гов и по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние. Мест­ное празд­но­ва­ние бла­го­вер­но­му кня­зю Ми­ха­и­лу в Тве­ри на­ча­лось, ве­ро­ят­но, вско­ре по­сле пе­ре­не­се­ния его мо­щей из Моск­вы; все­рос­сий­ское празд­но­ва­ние ему уста­нов­ле­но на Со­бо­ре 1549 го­да.


≈ В 1606 го­ду на Рус­скую зем­лю на­па­ли по­ля­ки и ли­тов­цы; вра­ги до­стиг­ли Твер­ских пре­де­лов и силь­но опу­сто­ши­ли стра­ну. Но Гос­подь по­слал Рус­ской зем­ле слав­но­го за­щит­ни­ка. Непри­я­те­ли ча­сто ви­де­ли, как из го­ро­да вы­ез­жал див­ный всад­ник на бе­лом коне с об­на­жен­ным ме­чом в ру­ках. Страх то­гда на­па­дал на вра­гов, и они об­ра­ща­лись в бег­ство. Ко­гда пред­во­ди­те­ли непри­я­тель­ско­го вой­ска уви­де­ли ико­ну свя­то­го Ми­ха­и­ла, то они с клят­вой по­ве­да­ли свя­ти­те­лю Твер­ско­му Фео­к­ти­сту (управ­лял Твер­ской епар­хи­ей с 1603 по 1609 гг.), что див­ный всад­ник, ко­то­ро­го они ви­де­ли, и был свя­той Ми­ха­ил.


≈ Нетлен­ные мо­щи му­че­ни­ка-кня­зя бы­ли об­ре­те­ны в 1632 го­ду, 24 но­яб­ря. При этом про­изо­шло мно­го чу­дес у гро­ба свя­то­го. Неко­то­рые ви­де­ли ог­нен­ный столп над со­бор­ным хра­мом, где по­чи­ва­ли чест­ные мо­щи. В 1655 го­ду Тверь по­стиг­ло бед­ствие – на­ча­лось силь­ное мо­ро­вое по­вет­рие, и мно­го лю­дей по­гиб­ло от сей бо­лез­ни. То­гдаш­ний ар­хи­епи­скоп Твер­ской Лав­рен­тий (управ­лял Твер­ской епар­хи­ей с 1654 по 1657 гг.) по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха пе­ре­ло­жил мо­щи свя­то­го в но­вую ра­ку. При этом гроб­ни­цу свя­то­го но­си­ли во­круг го­ро­да. И с то­го же дня бо­лезнь пре­кра­ти­лась. В вос­по­ми­на­ние о та­ком чу­дес­ном за­ступ­ле­нии свя­то­го Ми­ха­и­ла в Тве­ри был уста­нов­лен крест­ный ход.


≈ В 1935 году Спасо-Преображенский кафедральный собор г. Твери, где хранились мощи святого покровителя города, был взорван.

В 2002 году в центре Твери на острове Памяти (при впадении в Волгу реки Тьмака) был освящен храм во имя святого благоверного князя Михаила Тверского.

К 700-летию мученической кончины святого в Твери началось воссоздание Спасо-Преображенского собора на его историческом месте.


≈ С именем великого князя Михаила Александровича Романова (1878-1918) – брата последнего русского императора-страстотерпца Николая II, связано распространение имени святого князя Михаила Тверского в дальних пределах Российской империи. Михаил Александрович, родившийся (22 ноября по ст.ст., а 5 декабря по н.ст.) в день памяти св.кн. Михаила Тверского, носил имя покровителя Тверской земли. К 300-летию Дома Романовых в 1913 г. наместником на Кавказе графом Илларионом Ивановичем Воронцовым-Дашковым и его супругой в Тбилиси был построен русский православный храм в честь небесного покровителя Михаила Александровича святого князя Михаила Тверского. Храм этот уцелел во всех перипетиях советской истории и каждый приезжающий в Тбилиси может посетить этот маленький островок России на грузинской земле. 

Несколько лет назад в городе Перми, в память о брате последнего российского императора, на приблизительном месте расстрела в 1918 г. великого князя Михаила Александровича был построен храм-часовня во имя святого Михаила Тверского. 


≈ Ордынский город Маджары, где над телом князя-мученика было явлено небесное знамение Креста, получил впоследствии название Святой Крест. После революции город переименовали в Буденновск. Именно здесь произошли памятные события 14-19 июня 1995 года - захват бандой Басаева около двух тысяч заложников в местной больнице.

18 июня, на пятый день заточения, напряжение внутри здания роддома, откуда по округе разносился стон двух тысяч женщин, детей, стариков, достигло апогея. Для заложников наступил момент, когда надеяться, кроме как на Бога, больше не на кого. Люди молились, даже те, кто никогда раньше этого не делал. И чудо случилось — в небе над больницей многие увидели Крест и молящуюся перед ним Богородицу.

Спустя сутки заложники поймут, что явление Богородицы предвещало им свободу. Накануне ради спасения заложников своей жизнью рисковали бойцы группы «Альфа». Трое из них погибли, более двадцати получили ранения. Однако, по признанию самих офицеров, погибнуть должно было гораздо больше людей. И то, что этого не произошло, — Божие чудо.

Участник тех событий, вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» полковник Сергей Поляков рассказал впоследствии:

«„Альфа“ пошла на штурм больницы только со стрелковым оружием. Мы не могли пользоваться даже гранатами. Мы также не могли стрелять по окнам, потому что боевики выставили в них женщин с детьми. Наши снайперы работали в те моменты, когда боевики высовывались в окне между заложниками, чтобы вести по нам огонь, в том числе из пулемётов.

Во время штурма мы были у бандитов как на ладони. На нас обрушился такой шквал огня, что остаться в живых было немыслимо. Это чудо Божие, что наши потери в данной ситуации составили три человека, а большинство остались с живых. Огонь был такой плотности, что все деревья в округе стояли голые, как осенью, потому что все листья снёс ливень из пуль. До этого я участвовал в десятках операций, в том числе и в Афганистане, но ни одна из них не сравнится по сложности с Будённовском. При штурме нам была поставлена задача за пределами человеческих возможностей. И то, что мы справились, объясняется исключительно помощью Божией».

«После операции в Будённовске у группы «Альфа» появился свой небесный покровитель, — рассказывает полковник Поляков. — Мы узнали, что город Будённовск до революции имел другое название — Святой Крест. А на месте больницы, где содержались заложники, до революции стоял монастырь, который разрушили большевики. Корпус больницы, который мы штурмовали, был полностью построен из кирпичей разрушенного монастыря. А когда мы начали дальше углубляться в историю, то узнали, что конкретно на этом месте в XIV веке останавливалась траурная процессия с телом замученного в Орде Тверского князя Михаила.

После операции в Будённовске, когда мы настолько явственно ощутили помощь Божию, мы стали почитать святого благоверного князя Михаила Тверского небесным покровителем «Альфы». День памяти этого святого, который празднуется 5 декабря, — для «альфовцев» особый день».



По материалам из открытых источников