• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
10 марта 2020 года

Преподобный Назарий, игумен Валаамский

23 февраля (ст.ст.) совершается память преподобного Назария (1735 - 1809) - подвижника Саровской пустыни, безмолвника и пустынножителя. Его трудами и молитвами был возрожден Валаамский монастырь, пришедший в упадок к середине XVIII века.


Отец игумен Назарий был сын причетника; родился он в 1735 году в селе Аносове Тамбовской губернии; мирское имя ему было Николай. С юных лет отличаясь благочестием, на семнадцатом году он оставил мир и вступил в Саровскую пустынь. Там, с именем Назария, в 1760 году был пострижен в монашество и в 1776 году посвящен в сан иеромонаха. Слава о нем, как об одном из великих светильников Сарова, разливаясь всюду, дошла и до Преосвященного Гавриила, митрополита Новгородского.

В то время святитель, желая восстановить на пустынном Валааме «селение святых и тем принести Спасителю мира Иисусу Христу благоугодную жертву», искал мужа, способного «утвердити иночествующих в спасительной жизни», чтобы определить его строителем в Валаамский монастырь: почему, узнав об отце Назарии, он и вызвал его тогда в Санкт-Петербург.

Сначала настоятель пустыни и сам местный Преосвященный Феофил, стараясь удержать у себя знаменитого отшельника, представили о нем Высокопреосвященному митрополиту, как о человеке малоумном и неопытном в духовной жизни. Когда же митрополит, проникая тайну смирения Назариева, ответил, что «у меня много своих умников, пришлите мне вашего глупца», тогда невольно отпустили отца Назария из Сарова, — и он был определен строителем на Валаам. Это было в 1782 году.

В печальном состоянии была в то время Валаамская обитель. Она состояла за штатом и не имела никаких положительных средств к своему содержанию; здания ее ветшали и разрушались, братство ее составляли все люди престарелые: некому было исправлять чреду священнослужения, некому было состоять в клире.

Что же сделалось с ней, когда вступил отец Назарий на святые ее горы? В ней появился поныне существующей внутренний каменный четырехугольник монастырских зданий, который составляют собор, две церкви, ризница, трапеза и келии. Монастырь волей благочестивой Императрицы Екатерины II в 1786 году был включен в число штатных монастырей третьего класса и ее строитель возведен в сан игумена; от щедрот затем Императора Павла I в 1797 году пожалованы были монастырю Кюменские рыбные ловли, составляющие впоследствии главнейший источник его содержания; число братства значительно умножилось, штат их Высочайшим указом в 1800 году определен был в 30 человек.

В таком быстром внешнем украшении Валаамского монастыря много помогал отцу Назарию Высокопреосвященный митрополит Гавриил, жертвовавший много своих денег на монастырские постройки и во всю свою жизнь особенно любивший старца. По воле этого святителя в Валаамском монастыре введен был отцом Назарием общежительный устав Саровской пустыни; на основании этого устава, под руководством опытного наставника, братия преуспевали здесь во всех трех родах подвижничества: в общежитии, жизни скитской и отшельничестве. Тогда поднимались на горах Валаама знаменитые впоследствии ученики отца Назария: игумен Иннокентий, игумен Варлаам, духовник иеромонах Евфимий, монах Герман и другие. Тогда с удивлением смотрели на Валаам приходившие афонцы и по его внутреннему устройству предпочитали его даже монастырям Афонской горы. Так за несколько лет своего управления отец Назарий упрочил внешнее и внутреннее благосостояние Валаамского монастыря и тем стяжал себе право на вечную его признательность.

Воскресив древний Валаам, отец Назарий оказал незабвенную услугу Российской Церкви в деле распространения православия в русских владениях в Америке. С благословения Святейшего Синода, по поручению митрополита Гавриила, он избрал из валаамской братии десять человек для озарения светом Евангельским диких обитателей тех владений. Между этими избранниками особенно просияли: многополезной, хотя и краткой по судьбам Божиим, деятельностью — потонувший начальник миссии архимандрит Иоасаф, возведенный уже в сан архиерея, мученическим венцом — ревностный иеромонах Ювеналий и сорокалетним подвигом самоотвержения апостольского, при дарах прозорливости и чудес, во благоухании святыни скончавшийся, монах Герман.

Воспитав сонм подвижников на Валааме, отец Назарий был сам подвижником во всю свою жизнь. Строгое исполнение иноческого устава было всегдашней его заботой; во всех добродетелях монашеских он подавал собой живой образец своим ученикам. Во всех трудах общежития, во всех работах монастырских он подвизался сам вместе с братией; от юности он сохранил девство и целомудрие; жизнь проводил до конца дней своих нестяжательную и постническую; едва только не рубище было его одеждой. Смиренный сам, он и всех, искавших у него наставления, прежде всего поучал смирению. Чтение Священного Писания и писаний отеческих составляло ежедневную пищу его души. Вся душа его была так проникнута мыслию о Божественных предметах, что единственным содержанием его бесед были истины веры и благочестия. О делах мирских он не знал, как и говорить, но если беседовал о подвигах против страстей, о любви к добродетели, то беседа его была неиссякаемым источником сладости.

Будучи истинным светильником и духовным утешением для окружающих, отец Назарий особенно любил безмолвие. Еще при трудах настоятельских, он целые недели проводил в уединенной пустыне; когда же в 1801 году испросил увольнение на покой, то пустыня была постоянным его пребыванием как на Валааме, так и впоследствии с 1804 года и в Сарове, куда он удалился по своему желанию, чтобы окончить свое земное подвижническое течение там, где его начал.

В пустыне он занимался молитвой и рукоделием; особенно часто упражнялся он в умной молитве. «Помолимся духом, помолимся и умом, — писал он к одной инокине. — Взойдите-ка в слова святого апостола Павла: хощу рещи лучше пять слов умом, нежели тысячу языком (I Кор. 14:15, 19). Изобразить не могу, сколько мы счастливы, что сии пять слов удостоилися говорить; что за радость! Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешного. Вообразите-ка: Господи, Кого я называю? Создателя, Творца всего, Кого все небесные силы трепещут. Иисусе Христе Сыне Божий! Ты ради меня кровь Свою излиял, спас меня, сошел на землю… Ум и сердце собрать воедино, глаза закрыть, мысленные очи возвести ко Господу. О сладчайший и дражайший Господи Иисусе Христе, Сыне Божий!» В этих кратких и простых словах заключена какая сильная, красноречивая, из священных тайников делания умного происходящая проповедь о сладости умной молитвы!

Сияя многообразными добродетелями, отец Назарий стяжал к себе великое уважение от всех знавших его. Благодетель его, Высокопреосвященный митрополит Гавриил, выразил особенное внимание к его духовной опытности, когда трудившимся в приготовлении к печати книги «Добротолюбие» предписал советоваться во всем с духовными старцами, между которыми, как на первого, указал им на отца Назария. Они, сказал тогда Преосвященный ученым переводчикам, «хотя и не знают, как вы, греческого языка, но из опыта лучше вас понимают духовные истины, а потому и правильнее могут изъяснить наставления, содержащиеся в этой книге».

Подвизаясь с дней юности своей подвигом благочестия, отец Назарий получил от Господа дар прозорливости. Без испытания узнавал он человеческие мысли, характер и склонности и каждого приходящего побуждал к исправлению недостатков, какие прозорливо он в нем усматривал. В дремучих лесах саровских, когда он жил там, в пустыне, по возвращении с Валаама, не раз в зимнее время случалось ему встречаться с медведями, но они никогда не нападали на него.

Бывший келейник Преосвященного Гавриила, впоследствии архимандрит Спасо-Евфимьева Суздальского монастыря, отец Мелхиседек, и ближайший ученик отца Назария, иеромонах Иларион, впоследствии знаменитый духовник саровский, из жизни старца рассказывали два следующих особенных случая.

В царствование Императрицы Екатерины II близ Петербурга произошло морское сражение со шведами; все жители столицы пришли в большой страх; митрополит Гавриил закрылся в своих келиях. В это время является к нему игумен Назарий и требует, чтобы о нем доложили владыке. Келейник отвечает, что владыка никого не принимает к себе. «Меня не нужно ему принимать, — возражает старец, — я просто подойду к нему, и хотя ему, может быть, и не до меня, да мне теперь есть дело до него». Допущенный, наконец, к митрополиту, отец Назарий утешает святителя надеждой победы и безопасности и, в подтверждение своих слов, к стороне моря показывает ему на светлых облаках, восходящих на небо, души воинов, положивших живот свой за Церковь, царицу и отечество. Успокоенный митрополит немедленно лично или письмом обращается с утешительными словами к Императрице. Когда слово отца Назария событием оправдалось, Государыня милостиво приняла вместе с владыкою и прозорливого старца.

В царствование Императора Александра I один сановник К. подпал царской немилости. Супруга сановника просит отца Назария помолиться, чтобы дело мужа ее получило благоприятный исход. «Очень хорошо, — отвечает старец, — только надо попросить об этом приближенных Царя». «Да мы уже всех просили, да только мало надежды», — отвечает госпожа К. «Да вы не тех просили, — возражает отец Назарий. — Дай-ка мне несколько денег. Я попрошу, кого знаю». — Ему дают несколько золотых монет. — «Нет, эти мне не годятся; нет ли медных или маленьких серебряных?»

Взяв мелких денег, отец Назарий целый день раздавал их нищим и к вечеру возвращается в дом сановника со словами: «Ну, слава Богу, обещали все приближенные Царские за вас». Вслед за тем приходит известие о благополучном окончании дела. Обрадованные сановник и его супруга желают знать, кто именно из приближенных царских помог им, — и, к изумлению, слышат от старца, что это нищие, приближенные Небесного Царя. Глубоко тронутые благочестием отца Назария, они навсегда сохранили к нему благоговейную любовь.

Исполненный дней, отец Назарий преставился на вечный покой в Саровской пустыне 23 февраля (по ст. стилю) 1809 года, 74 лет от рождения.

При патриархе Пимене имя игумена Назария было включено в Собор Тамбовских святых, а определением Священного Синода от 11 мая 2004 года включено в Собор Валаамских святых.

Тропарь, глас 2, составлен иеромонахом Серафимом (Роузом)

Смире́ние бы́сть си́ла твоя́,/ и терпе́ние кре́пость твоя́,/ и любы́ пути́ твоя́ венча́ет,/ Наза́рие, нача́льниче мона́хов Валаа́мских./ Восста́ви на́с к моли́тве и благоче́стию,// я́ко да возмо́жем Ца́рство Бо́жие на небесе́х насле́довати.

Духовные наставления

◊ Боже наш, мы отвергаем любовь Твою, а Ты нас не престаешь любити. Мы нередко приемлем сатанинские внушения, паче Закона Твоего, мы, не щадя себя и спасения своего, прилежим к делам злобы, и несмотря на то, человек часто говорит: «Я люблю Бога!» Какое противоречие! Он думает, что любит Бога, но заповедей Его не исполняет, какая же это любовь? Это одно лицемерие! Надобно знать, что без добрых дел любви к Богу не окажешь.

◊ Если любишь Христа Бога, терпи, якоже Он претерпел, и твори все то, что Ему угодно.

Он учил и творил; непременно и твоя любовь должна быть такова, чтобы добро творити, терпети, не смущатися ни о чем находящем, а во всем Его благодарити, не словами и языком, но самыми делами, сердцем, умом; от всей души, крепости и помышления возлюбить Его ты должен.

◊ Рассмотри, возлюбленне: век сей не есть покой и почивание, но борьба, рать, торжище, купля, училище, морское плавание; для сих-то причин подвизаться ты должен, не унывать, не быть в праздности, но упражняться в делах Божиих.

◊ Знай, что на всяку борьбу есть победа. Крепися, ратоборствуй, побеждай, ибо часто противоборствующие силы находят, яко львы рыкают и ищут, кого бы поглотити, берегися, да не побежден будеши.

◊ Смотри прилежно – се продают венцы, приобретай их, да не тщетен возвратишися без купли, старайся не лишить себя благодати Божией, в противном случае чужд будеши воздаяния, и сверх того, еще зле осудишися, и погибнеши.

◊ Если станут во уши тебе шептать помыслы твои, аки змий Еве, горделивые, либо осудительные в чем на ближнего, или тщеславные; то проразумевай оного душевредного хитреца. Он непременно первее вооружает на тебя кичение, что будто все худо делают, а ты все исправно и хорошо. Берегись, как можно, чтобы не впадать во оное, старайся не допущать к уму своему помыслов осуждения ближнего.

◊ Остерегайся сам себя похваляти, глаголя во уме; ах, как я то и то хорошо сделал, не стал с празднословящими, или не сделал того и того, я теперь исполнил заповедь Христову. Берегися, как можно, чтобы в сердце и в душу твою не принимати помыслов самооправдания и самохваления; ибо сие душегубное кроется зло, тихо скоро и даже неприметно входит в душу и сердце, как будто малыми нечувствительными и тончайшими скважинками.

◊ Дабы избегнуть ближних презрения и осуждения, так же тщеславия, кичения и гордости и прочих сему подобных, чтобы крепко заградить им вход в душу твою, для сего должен от всего сердца и от всей души представить себя совершенно странника, глупа, неразумна, ничего не смысляща и ничего не умеюща. Такое рассуждение о странничестве приими себе, дабы ты мог удалить себя от человеческих разглагольствий, суетных бесед и ты непременно сбережешь себя от смеха, осуждения, кощунства и вредного празднословия, душепагубного тщеславия и высокомерия.

◊ Смиряй себя от всего сердца, души и помышления: любит бо Сладчайший Иисус со смиренною мудростию спасающихся и желающих с сердечною и горячею любовию совершенного исправления и хощет всем нам в разум истины приити.

◊ Пришедши в церковь на соборную молитву, стани на удобном месте, собери все силы мыслей твоего разума, дабы не мечтали и не летали по всем странам и предметам, возбуждающим наши страсти; берегись, как можно, от зрения очима по сторонам, развлекающего ум и обольщающего чувства, и нередко обременяющего совесть и душу твою; старайся, как можно, углубить крепко в сердце твое чтение и пение церковное, и оное напечатлеть на скрижалях его. Берегись, как можно, чтобы отнюдь не сметь не только о чем-нибудь разговаривать, но ниже бы на кого или на что очима воззреть. Внимай чтению и пению церковному, старайся, как можно, не допущать празднословити уму своему. Если не можеши понимати, слушая пение и чтение церковное, то с благоговением тайно твори Иисусову молитву следующим образом: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя, грешнаго», старайся углубить сию молитву в душу и сердце твое. Твори оную умом и мыслию, не попускай оной ни малое время удалиться из уст твоих; соединяй оную, как можно, с дыханием твоим, и сколько сил твоих есть, старайся при сем нудить себя к сокрушению сердечному, да не без слез каешися о гресех твоих.

Если же нет слез, то должны быть, по крайней мере, сокрушение и стенание сердечные, наблюдай, дабы церковная служба не проходила без сего.

При сем же постарайся хранить глубокое молчание, дабы во время пения, или чтения, или слушания, ты мог иметь неразвлекаемый ум, непорочное сердце и мысли чистые, ибо чрез сие можешь насытить душу свою пищею духовною, еже есть слово Божие. При сем же не возносися, но смирися (см.: Лк. 14, 11). «Господь Бог гордым противится, смиренным же дает благодать» (Иак. 4, 6).

◊ Предстоя в храме Божием, воображай, что ты в самом небеси с вышними силами пред Богом предстоишь и творишь с ними все то, что они творят.

◊ Пришедши в келью, затвори дверь, и аще можеши, то стани и со усердием, вниманием и благодарением помолись немного о себе, о родителях, о благотворителях и о всем мире; положи несколько земных или поясных поклонов с молитвою. По сем возьми книгу и мало почитай, обуздай ум и мысли твои молитвою. Берегись, дабы не парили мысли твои к предметам неполезным, вредным душе. Тако подобает творити и оберегати себя непременно после всякого церковного правила, отдохнувши мало.

◊ Если имеешь тебе врученное какое дело или общее послушание для тебя телесных трудов, то принимайся за оное, размышляя в себе, так как бы от Самого Христа оное дело тебе определено, а не так как от человека. Почему воставай спешно с любовию, пребывай в служении без роптания, трудися, измождай свою плоть.

◊ Грешник, удержи себя от осуждения ближнего. Хотя ты и своима очима будешь видети согрешающего, старайся, как можно, не осудить его, ибо един есть Судия всех Сын Божий. Остави тяжесть ближнего Всемогущему, смотри и заботься об исправлении своих немощей, ибо за свои грехи, а не за чужие воздаси ответ. Не отвергай заповедей Божиих, которые для тебя даны, не осуди и не будеши осужден, оправдывай ближнего и не осуждай, да не будеши аки баня, которая всех нечистоту обличает и отъемлет, а сама всегда остается нечистоты полна; не радуйся падению ближнего; ибо бесы только и супостаты нашего спасения о сем радость имеют, для того, что сами уже погибли и востати не могут. Постарайся не осуждати, а молитися, плаката и рыдати о падающих, радоватися же о востающем от падения и спасающемся, дабы и самому от праведного Судии страшным судом не осудитися. Старайся получить оправдание пред Всемогущим, глаголи всегда в себе сии слова: кто есмь аз? грешник есмь и беззаконник. Потому себя должен обличать, а не других по реченному: «глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися» (Ис. 43, 26).

◊ Береги себя, да не явишься тощ пред Богом. Если что доброе носиши с собою, то не хвалися сам, но паче преуспевай в делании добра, и по мере Богоугодных дел, являй себя новым, правым, измененным во всем на лучшее. Буди истинный христианин, который дает обеты Богу, сооружая в сердце своем жилище добродетелей, и исполняет оные без закоснения. Прелестна в мире жизнь, бесплоден труд, честь непостоянна и ничтожна. Горе надеющимся на нее. От сего многие без покаяния умирают. Блаженны и преблаженны удаляющие себя от мира и от похотей его.

Преподобне отче Назарие, моли Бога о нас!