• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
1 июня 2018 года

Преподобный Корнилий Комельский

Прп. Корнилий был родом из знатной ростовской семьи бояр Крюковых, бывших великокняжеских придворных. Когда ему было 12 лет, его взял к себе его дядя, боярин Лукиан Крюков, служивший при дворе вел. княгини Марии Ярославны, супруги вел. князя Василия II Темного. Дядя и племянник очень сблизились духовно и, вместе оставив мир, поступили в Кирилло-Белозерский монастырь. Здесь новоначальный инок трудился в хлебной, охотно исполняя при этом обязанности других братии, и, невзирая на юность свою, возложил на себя тяжелые вериги. В свободное время он занимался списыванием книг и много обогатил монастырскую библиотеку. Так подвизался он немало времени, но пришел и его час оставить обитель.

Сначала он пошел на родину в Ростов, чтобы уговорить своего младшего брата стать монахом. Потом он поселился в одной пустыни в окрестностях Новгорода. Здесь его узнал архиепископ Новгородский Геннадий и возымел к нему глубокое доверие, часто вызывал его к себе, советовался с ним и раз сам посетил его, уговаривая его принять священный сан. Это весьма тяготило смиренного послушника; он оставил Новгородскую пустынь, провел краткое время в Тверской обители прп. Савватия, а потом ушел на безмолвие в Вологодскую страну, в дикий и непроходимый Комельский лес. Ему был тогда 41 год. Священный же сан, которого он так избегал, ему все-таки пришлось принять впоследствии от митрополита Московского Симона. 
Труден был пустыннический подвиг Корнилия. Бесы преследовали его и наводили на него злых людей. Раз разбойники вооружились на него, но смотрением Божиим преподобный был спасен, а погиб начальник шайки. В другой раз воры унесли его книги; всю ночь проблуждали они в лесу, а к утру очутились опять у кельи преподобного и с покаянием возвратили ему книги. Святой же возблагодарил Бога и вознес за них молитву.

Наконец через 20 лет стала собираться к нему братия, быстро умножалась, и была сооружена обитель с двумя церквами — в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы и в честь прп. Антония Великого, которого особенно чтил святой старец. Братские кельи окружили церкви. Престарелый настоятель, не щадя своих сил, трудился наравне с братией над созданием новой обители. Раз огромное тяжелое дерево придавило его; в другой раз он упал с обрыва в пропасть, и все отчаялись уже было в его жизни. 
Однажды, когда он собирал дрова в лесу, хворост вокруг него загорелся, но поднялся сильный ветер и расчистил ему дорогу — и старец вышел из огня невредимым. Господь видимо хранил своего избранника.

Когда же обитель была создана, прп. Корнилий ввел в ней строгий общежительный устав, столь совершенный, что много обителей возникло из его монастыря, а опытные его ученики стали в свою очередь наставниками собранной ими братии. Устав преподобного был составлен на основе уставов пре­по­доб­ных Иоси­фа Во­лоц­ко­го и Ни­ла Сор­ско­го. Это был тре­тий устав, на­пи­сан­ный рус­ским свя­тым для мо­на­шест­ву­ю­щих.
Для церковного порядка он учредил эклезиарха, а для хозяйства — келаря, распределил порядок утренних и вечерних служб, — сам наблюдал за братией, прерывая несвоевременные беседы стуком в окно.

Правила святых отцов соблюдались строго: все должны были трудиться с молитвой Иисусовой на устах, трезвясь сердцем, в строгом безмолвии. Был введен строгий устав церковного благочиния, молитвы, трапезы, пищи, одежды. Было заповедано строгое воздержание — так чтобы никто не смел вкушать пищу, кроме как в трапезной, кроме больных, — также совершенное послушание, отчуждение от всего мирского и братолюбие. Сам строгий нестяжатель, прп. Корнилий запретил называть что бы то ни было своим; себе он избирал только самое худшее; раз пришел к нему брат в мантии, сшитой из лыка, и просил у него другую, лучшую. Преподобный отдал ему свою, а сам взял его лыковую и долго носил ее. А когда вел. князь Василий III Иоаннович хотел одарить монастырь его лесом и угодьями, святой старец согласился лишь, чтобы ему приписали немного леса и земли, которую братия уже обрабатывала ради своего пропитания.

 
Как твердо прп. Корнилий приучил братию к хранению святоотеческих уставов, показывает тот случай, когда старший хлебопекарь испек хлеб, не взяв благословения: преподобный велел эти хлеба выбросить, чтобы дать братии уразуметь важность благословения. Свои же нанесенные ему обиды преподобный прощал легко и никогда о них не вспоминал: так, например, двое из братий по вражьему наваждению хотели убить его. Они знали, что он выходит на работу один, и поджидали его у моста через реку Нурму. Но когда он вышел, им показалось, что он окружен толпой народа. От страха они скрылись, но все-таки решили остаться ждать его возвращения. Повторилось то же самое. Тогда согрешившие уразумели перст Божий и свое падение от чистого сердца, он же не только простил их, но никогда ни в чем не отличал их от прочих братий. По данному ему от Бога дару прозорливости он знал состояние души каждого, но открыто никогда не обличал никого, а говорил как бы о себе самом.

 
Лишь на добровольно кающихся налагал епитимьи с кротостью — для облегчения их совести. Был дарован ему от Господа и дар чудотворения: только взглянув на больную руку инока Иова, только коснувшись раны израненного разбойниками инока Корнилия, он исцелял их.

За версту до монастыря преподобный поставил крест: здесь прохожие полагали милостыню, а болящие, не заходя в обитель, заочно получали исцеление по молитвам прозорливого старца. Но раз находящийся здесь на послушании брат стал злоупотреблять милостыней. Обличен он был неожиданно: невидимая сила не допускала его при братии в церкви приложиться к иконе Пресвятой Богородицы, и он должен был принести покаяние.

 
Прп. Корнилий был великий раздаятель милостыни: когда страну Вологодскую постиг страшный голод, он раздал даром все монастырские запасы, не обращая внимания на то, что многие приходили за милостыней по нескольку раз. Детей же, брошенных родителями, он брал в монастырскую богадельню. И вот в ночь перед празднованием своей памяти (17 января) ему явился прп. Антоний Великий и, указывая на горы просфор и калачей, покрывавших большое поле, сказал ему: «Вот твое подаяние нищим, собери его к себе в полы» — и сам стал помогать ему. Прп. Корнилий проснулся со слезами радости. После этого видения он заповедал и по смерти своей всегда подавать нищим.

 
Устроив свою обитель, прп. Корнилий взял с собой нескольких учеников и удалился в Костромскую страну, на Сурское озеро, ради излюбленного им безмолвия. Только уступая, и то не сразу, просьбам вел. князя Василия Иоанновича, которого братия Корнилиева монастыря умоляли вернуть им их старца, и когда избранный на его место игумен Кассиан немедленно отказался от должности, прп. Корнилий вернулся в свою пустынь.

Вел. князь особенно чтил его после одного случая, когда враги святого старца пытались оклеветать его перед ним и преподобный победил их своею кротостью и незлобием. Но по возвращении в свою пустынь прп. Корнилий, несмотря на свою глубокую старость, принялся за прежние труды. Чувствуя усиление недугов и приближение смерти, он опять удалился в Кириллов монастырь, на место своего пострижения, и там затворился. Братия опять стала умолять его вернуться. Тогда преподобный потребовал, чтобы на его место был избран ученик его Лаврентий (прп. Кассиан в это время скончался), и, когда это было исполнено, новый игумен сам отправился в Кириллов монастырь за старцем.

 
Вернувшись вторично в свою пустынь, прп. Корнилий опять затворился и стал готовиться к исходу. В это время татары стали нападать на Вологодские пределы; смирения ради преподобный благословил братию и удалился на время в Кириллов монастырь, но татарам Корнилиева пустынь показалась неприступной крепостью, и они ее не тронули. Перед кончиной своей преподобный благословил юного келейника своего Геннадия (память его 23 января), сопровождавшего его на Сурское озеро, вернуться в эту пустынь. По имени его она стала именоваться Геннадиевой.


На 4-й Неделе по Пасхе старец был в церкви и в последний раз причастился Святых Христовых Тайн. Вернувшись в келью, он лег на одр. Вошли братия и со слезами обступили его. Старец начал свое последнее наставление: он убеждал их хранить устав и прежде всего жить в мире между собой и закончил, говоря, что Лаврентий во всем заменит им его. Затем он стал благословлять каждого по очереди с любовью. И, простившись со всеми, приказал читать акафисты Спасителю и Божией Матери. Каждение же совершал сам; и так тихо отошел ко Господу, что никто не заметил, как отошла душа его... Лик его был светел, и казалось, что он спит. Ударили в колокол к воскресной утрене — и тело его понесли в церковь и со слезами совершили воскресное богослужение.

Мощи и прославление

Тело преподобного Корнилия при огромном стечении народа и всеобщем плаче было погребено близ Введенского храма. Святые мощи его были впоследствии прославлены многочисленными чудесами. О святости преподобного свидетельствовал и сонм его учеников также прославившихся святостью жизни: преподобные Геннадий Любимоградский, Кирилл Новоезерский, Иродион Илозерский, Адриан Пошехонский, Лаврентий и Кассиан Комельские.

Общецерковное празднование преподобному Корнилию совершаемое 19 мая/01 июня было установлено 25 января 1600 года патриархом Иовом и собором епископов. Житие преподобного составлено учеником его Нафанаилом в 1589 году, а позднее были составлены служба и похвала святому.

источник: sedmitza.ru