• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
9 июля 2014 года

Празднование в честь Тихвинской иконы Божией Матери

В день празднования Тихвинского образа Пресвятой Богородицы в нашей обители совершена Божественная литургия, по завершении которой состоялся крестный ход в часовню Тихвинской иконы Божией Матери, где был отслужен молебен.

Тихвинская часовня была устроена в юго-восточной башне монастырской ограды, напротив храма Пресвятой Троицы в 2013 г. Освящение состоялось 8 июня 2013 г. За год московские иконописцы Алексей Серняев и Надежда Степанова расписали часовню. Открытие ее состоялось 7 июня 2014 г. накануне дня Святой Троицы. Сюжеты фресок – летописно зафиксированные чудотворения от утерянного ныне списка Тихвинской иконы, находившегося до революции в Махрищском монастыре: исцеление от холеры, спасение от пожара города Киржача и др.

В часовне пребывает список Тихвинской иконы Божией Матери, подаренный обители в 2005 г. Святейшим Патриархом Алексием II.

  

О чудотворном списке Тихвинской иконы, пребывавшем в Махрищском монастыре, из книги А. Воскресенского «Святыни Стефано-Махрищского монастыря» (Издание 1914 г.)

До закрытия монастыря (1923 г.) в обители пребывала чтимая чудотворная икона – список с Тихвинской иконы Божией Матери.

Эта икона, по преданию, была келейной святителя Варлаама, пред которой в молитвах он изливал святую свою душу. Оставив архиерейский престол (примерно 1583-85гг.), святитель отправился на покой в Махрищский монастырь, взяв с собой святой образ. По преставлении святителя Варлаама (около 1585 г.), святая икона осталась благодатным залогом любви и благословения свято почившего святителя к Махрищской оби­тели. Она всегда была благоговейно чтима здешними иноками, укра­сившими ее от своего усердия сребропозлащенной ризой. Не без осно­ваний, конечно, святая икона Богоматери была почитаема преимущест­венно пред другими иконами, как причастная благодати, но мы, к сожа­лению, не можем точно определить времени, с которого началось ее почитание. Вероятнее всего, что тотчас же по блаженной кончине свя­тителя Варлаама. Чудотворения, совершавшиеся от нее,  проявились воочию в 1848 году исцелением от холе­ры крепостной девицы гражданина П.Угримова Вассы.

В делах Махрищского монастыря находится собственноручное по­казание Павла Угримова, которое мы и приводим ниже:

1. «В 1848 году Владимирской губернии в Александровском уезде была холерная эпидемия, не исключая сел и деревень, находящихся в окрестностях близь Махрищской обители, в коей почивают св. мощи Преподобнаго Стефана и находится издревле чтимая св. Тихвинская икона Божией Матери. Не в дальнем разстоянии, а именно в 9 верстах от помянутой обители, находится и сельцо Таратино, в котором также находились больные холерою; в это время сельцо это было поместьем, принадлежавшим мне, Угримову. В этом поместье находилась тогда у меня в числе дворовых взятая в услужение из крестьянок с юнаго воз­раста девица Васса Васильева Морозова, которая, как известно мне, и в настоящее время еще жива и находится в том же сельце Таратине. Упо­мянутая Морозова сделалась тогда больна холерою и была на­путствована для жизни вечной душеспасительными таинствами Покая­ния и Св. Причащения страшных Христовых Тайн, и как болезнь ея усиливалась, то и св. Елеосвящения, и была в совершенно безнадежном положении на выздоровление. В то время был общий панический страх, а посему я и обратился к заступлению Божией Матери, для чего и отправился в Махрищский монастырь к бывшему тогда там строителю почтеннейшему отцу Георгию, и усерднейше просил его прибыть ко мне в дом со святыми иконами: Тихвинской Божией Матери и преподобнаго Стефана, каковое мое желание, ныне уже умерший, отец Геор­гий с полною готовностию исполнил и, совершив молебствие, по прось­бе моей, перенесли св. икону Божией Матери над болящею, а потом от­правились для молебствия по всем домам крестьян сельца Таратина. По окончании всего молебствия, проводя свв. иконы до монастыря, я, Угримов, возвратился домой в сельцо Таратино уже на разсвете и ожидал найти упомянутую больную Морозову уже покойницею; но вместо это­го я увидал Морозову живою и сидящею. На вопрос мой: «что с нею делается», она ответила: «со мною ничего; я крепко спала, теперь толь­ко слаба; а что со мною было и что меня соборовали я ничего не пом­ню». Жители ближайших селений к Таратину, как могу припомнить, деревень: Гидеевой, Новопоселенной слободки, села Алексина и других прибегли ко мне с просьбою, чтоб я походатайствовал у строителя от­пустить и к ним те же иконы, которыя были у меня в Таратине, и полу­чив удовлетворение, они с готовностию, по предложению моему, разу­меется, и по собственному желанию дали обещание - каждогодно мо­лебствовать, и таким образом и доселе испытывать на себе покров и заступление Божией Матери. Генваря 25 дня 1890 г. Потомственный дворянин Титулярный Советник Павел, Михайлов сын, Угримов».

С того времени, по предварительному разрешению Владимирского Епархиального Начальства, святая Тихвинская икона Богоматери была износима в селения этой епархии, проявляя свою чудодействующую силу милостью Матери рода христианского, избавляя от различных бед и зол. В монастырских записках мы читаем об этом следующее:

2.       «Крестьяне села Алексина и деревень Никулиной, и Новожилова, отстоящих от Махрищскаго монастыря в 13 верстах, ежегодно приходят в Махрищский монастырь и износят в свои селения Тихвинскую икону Бо­гоматери и Преподобнаго Стефана. Однажды, быв спрошены о причине этого благочестиваго обычая, они отвечали: «в 1848 г. множество людей умирало от холеры. Было несколько смертных случаев и в нашем прихо­де. Тогда мы решились обратиться всем приходом с усердною молитвою к Царице Небесной об избавлении от бедственной смерти, для чего под­няли в свои селения Ея св. икону. И благодарение Господу: после совершеннаго пред нею молебствия у нас уже не было ни одного случая не только смерти, но и заболевания кого-либо. Поэтому-то мы ежегодно и поднимаем к себе Тихвинскую икону Царицы Небесной и Преподобнаго Стефана».

3.       «В 1871 г. в с. Ивановском, Владимирской губ., Александровскаго уезда, Ботовской волости, отстоящем от монастыря в 12 верстах, от сви­репствовавшей холеры ежедневно умирало по 4-5 человек. Жители этого села пришли в Махрищский монастырь и просили бывшаго в то время строителем о. Савву отпустить чудотворную икону в их село, для совер­шения пред нею молебствия об избавлении от смерти. Строитель испол­нил благочестивое желание их и 27 июля Тихвинская икона Богоматери и Преподобнаго Стефана с подобающею честию были изнесены в Ивановское. Здесь местным священником о. Василием святыня встречена была с крестным ходом и внесена в храм, где пред нею совершено было всенощ­ное бдение. На другой день, 28 июля, после литургии совершен был кре­стный ход кругом всего селения, а затем началось совершение молебст­вий по домам обывателей. И дивное дело Божия милосердия: после сего не только никто уже не умирал, но даже и заболевшие получили здра­вие».

4. В мае 1893 г. от неизвестной причины случился пожар в заштатном г. Киржаче Владимирской губернии. Был сильный ветер и пожар угрожал истребить весь город. В это время здесь находились из Махрищского мо­настыря Тихвинская икона Богоматери и икона Преподобного Стефана. Устрашенные граждане просили сопровождавшего их иеромонаха Сергия
обнести святыню окрест горевших зданий. Желание их было исполнено. И что же? Ветер затих, сила огня стала ослабевать, и пожар не распро­странялся далее черты, где пронесены были святыни. И чудо милосердия Царицы Небесной стало для всех очевидным и не подлежащим ни ма­лейшему сомнению.

Но если, с одной стороны, Матерь Бога Вышнего ускоряла на по­мощь благочестно покланяющимся и чтущим святую икону Ее, то, с другой - грозно карала тех, кто поступал противоположно этому. В мо­настырских записках изложены три следующих случая:

5.  «В продолжение девяти лет граждане г. Киржача неизменно бла­гоговейно принимали к себе св. икону Богоматери, но в 1903 г. предста­вители их решили, что ими исполнен уже долг благодарения к Матери Божией за Ея милосердие, явленное в 1893 г. Когда иноки, сопутство­вавшие святыне по окрестным селениям, приблизились к городу, луч­шие и наиболее состоятельные люди его уклонились не только от прие­ма святыни, но даже и от простой встречи ея, и св. Тихвинская икона Божией Матери должна была ночевать в частном доме на городской окраине. Рано утром следующаго дня она оставила отринувший ея го­род. Но гнев Божий за неуважение к честной иконе Пречистыя Его Ма­тери уже висел над ним. Чрез два-три после того дня в центре города вспыхнул пожар, одновременно начавшиеся в трех-четырех местах, до тла испепеливший лучшую городскую часть. Еще не успели киржачане опомниться от постигшаго их бедствия, как на той же неделе пожар по­вторился, усиливая смятение граждан и заставив их уразуметь в этих событиях карающую их десницу Господню. В чувствах глубочайшаго раскаяния поспешили они в обитель Махрищскую, где, разсказав все строителю, иеромонаху Олимпию, всеусердно просили его - отпустить к ним святыню, обещая неотменно и ежегодно принимать ее к себе. О. Олимпий удовлетворил желание просителей, но дал им совет - ходатай­ствовать пред высшим духовным начальством о разрешении ежегоднаго изношения к ним св. иконы. Граждане вняли его совету и, обратившись своим прошением в св. Синод, указом его от 25 апреля 1905 г., за № 4125-м, получили просимое разрешение».

6. Крестьяне селения Малинова, в 3 верстах отстоящего от монасты­ря, в 1848 г. положили себе за правило ежегодно принимать к себе Тих­винскую икону Богоматери в 10-ю пятницу по Пасхе. В один год день этот пришелся среди горячего рабочего времени, когда крестьяне выво­зили навоз на поля. По этому случаю решили отложить принятие святой иконы в текущем году, за что в особенности усердно ратовал некий кре­стьянин Бобыш, с которым были согласны и остальные односельчане. Только один житель названной деревни, Василий Мальков, не был со­гласен с общим решением: «Если вы не согласны на принятие святыни, то я один попрошу принести в дом свой св. икону Царицы Небесной», -сказал он. «Ты богат и можешь принять икону, а мы не желаем», - отве­чали ему другие, расходясь по домам. Прошло после того не более часа, как над деревней нависла небольшая по виду темная туча. Раздался удар грома, блеснула молния, и первым загорелся дом Бобыша, а за ним дома и других крестьян. Деревня выгорела вся, за исключением трех домов, в числе которых был и дом Василия Ивановича Малькова, чудесно сохра­нившихся в пламени. Вразумленные небесным гневом малиновцы с то­го времени решаются лучше пожертвовать рабочим днем, нежели отло­жить принятие святой и честной иконы Богоматери.

7. «Подобное сему случилось и в д. Юрцовой, близ монастыря.Обыкновенно св. икона износилась сюда 16 июля, но в один год (1882),ради сенокоса, крестьяне решили не принимать ее. Так решили они на своем общественном сходе. Против такого решения возражали толькодва брата Иван и Прохор Григорьевичи Капрановы, но на их протест односельцы не обратили никакого внимания. На следующий день от неизвестной причины Юрцово вспыхнуло и выгорело все: остались только дома братьев Капрановых и три соседних с ними. Замечательно, что даже овин одного из Капрановых, окруженный морем огня, и тот избежал общей участи подобных ему. Урок был ясен и поразителен, и с тех пор жители Юрцова неопустительно в этот день приносят к себе св. икону Богоневестной, возсылая пред нею свои усердныя и смиренныя молитвы».

8. Не оскудевает благодать Пречистой изливаться от честной Ее иконы на людей страждущих, требуюших Ее помощи и заступления, и в наше время. Вот что читаем мы в одном духовном журнале : «1905 года на четвертой неделе Великаго поста крестьянская девица Московскаго уезда, Выхинской волости, сельца Владычина - Анна Николаева Ники­тина, она же Квартальнова, 15 с половиной лет, простудилась, послед­ствием чего был сильнейший ревматизм, так что ноги больной совер­шенно не владели, и она принуждена была оставаться без движения в течение года. Обращались за медицинскою помощью в Шереметьев­скую больницу в Москве, где пришлось больной пролежать 3 месяца, но улучшения в здоровье не замечалось. Выписавшись из больницы, боль­ная продолжала лечиться дома, но безрезультатно: болезнь не поддава­лась никаким лечениям. 1906 года на третьей неделе Великаго Поста сестра больной, Ольга Николаева, по мужу Прокофьева, будучи на бо­гомолье в Махрищском монастыре, просила отслужить водосвятный молебен о здравии болящей Анны пред Тихвинскою иконою Божией Матери и Стефана Махрищскаго. Возвращаясь домой, Ольга Николаева взяла с собой священной воды, и больная, испив св. воды, крепко засну­ла, а проснувшись, почувствовала некоторое улучшение в своем здоро­вье. После этого больная положилась на милосердие Божие и решилась сама посетить обитель Махрищскую. И вот, в Вербное воскресенье 1906 года больная, в сопровождении матери своей Анны Евфимиевой, брата Василия Николаева и дяди Андрея Евфимиева Маркелова, по железной дороге отправилась в Махрищский монастырь. О своем пребывании в обители она сообщает следующее: «прибывши в обитель в Вербное вос­кресенье во время служения вечерни, я посетила храм и, сидя на лавоч­ке, выслушала вечерню; по окончании службы исповедалась у монастырскаго духовника, и на другой день удостоилась причащения святых Христовых Тайн, при чем с большим трудом, цепляясь по стенке, я сама достигла Св. Чаши. После литургии по моей просьбе был отслужен мо­лебен пред Тихвинскою иконою Божией Матери и св. Стефану Махрищскому, и я, поддерживаемая братом Василием, сама могла достиг­нуть монастырской гостиницы... Приехав домой, я с каждым днем стала чувствовать улучшение в своем здоровье и с Пасхи могла ходить без помощи посторонних, и в настоящее время (с лета 1906 г.) никакой бо­лезни не чувствую».