• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения

«Идеалы монашества глазами молодых: мечты о несбыточном или возвращение в Отчий дом?»

Доклад игумена Сергия (Куксова), настоятеля Вознесенской Давидовой пустыни на заседании монашеской секции «Древние монашеские традиции в условиях современности» в рамках регионального этапа XXVII Международных Рождественских образовательных чтений (Московская епархия, Высоцкий мужской монастырь, г. Серпухов, 29 ноября 2018 года)


Ваши Преосвященства, ваши Высокопреподобия, досточтимые отцы игумены и матушки игумении, дорогие братья и сестры!

Благословите мне зачитать доклад на тему «Идеалы монашества глазами молодых: мечты о несбыточном или возвращение в Отчий дом?». Эта тема обширная и не новая в жизни монашества и монастырей. Каждый период истории, который был связан с изменением взгляда государства на Церковь, в целом отражался и на жизни монашествующих и обителей. Вместе с изменением взгляда государства менялось и восприятие монашества со стороны простых мирян.

Помимо этого стоит вспомнить, что все движение людей к Богу, приближение и удаление, есть, со одной стороны, мечты о несбыточном как ощущении внутренней необходимости в наиболее полном воплощении, и, с другой, возвращении в Отчий дом как стяжании Благодати.

В Положении о монастырях и монашествующих говорится, что монашество – это особый образ христианского жительства, заключающегося во всецелом посвящении себя на служение Богу [1]. По слову cвятых отцов, «монах есть тот, кто на единого взирает Бога, Бога единого желает, Богу Единому прележит, Богу единому угодить старается» [2]. Как писал свт. Игнатий (Брянчанинов): «Монашество есть установление Божие, отнюдь не человеческое» [3].

О монашестве говорит Господь в Евангелии от Матфея: Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мной (Мф. 19:21); Всякий, кто оставит домы, или братьев, и сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную (Мф. 19:29). Цель монашеской жизни, по словам старца Варсонофия Оптинского, – это «поиски Бога» [4]. И стремление достичь Богообщения становится главным идеалом, «пределом совершенства, который человек в отдельности намечает себе» [5].

Идеал монашеской жизни, заложенный святыми отцами, мы видим в последовании монашеского пострига, где в ответ на вопрошение игумена: «Что пришел еси, брате, припадая ко Святому жертвеннику и ко святей дружине сей?», постригаемый отвечает: «Желаю жития постнического». В этом ответе мы находим ответ на идеал монашеской жизни. «Житие постническое» означает не просто воздержание в пище. Это слово – славянское по происхождению, один из переводов греческого слова «аскеза», которое можно более точно перевести как «подвижничество».

Отсюда следует, что ответ постригаемого «Желая жития постнического» заключает в себе готовность из любви к Богу проводить жизнь в подвиге, послушании, нестяжании, отказаться от земного покоя и наслаждения.


Человек, являющийся современником очередного изменения государственного взгляда на Церковь, после десятилетий безбожия и гонений получил возможность выбора пути к Богу и идеал этого пути он увидел в монашестве. Он живет в условиях, когда в мире развивается технический прогресс, который дает возможность улучшения земной жизни, формируется мысль об «удобности» современного земного существования. Только представим – многие проблемы, прежде беспокоившие людей, вроде бы преодолены, и сам ход жизни раз за разом показывает, что с каждым днем мир становится только лучше и наполняется комфортом, и этот комфорт достигнут прогрессом, без видимого участия Бога во всем. Это, правда, не доказывает, что таким мир будет всегда, и само приближение к «счастью» было достаточно болезненным для миллионов людей.

А что станет, если такая «удобная» жизнь, лишенная трудностей отцов Синайских пустынников IV века или преподобного Сергия из XIV века и многих других подвижников, закончится? Ведь тогда многие увидят, что на самом деле их цели так и остались несбывшимися, что они остались в этом мире одни, со своими проблемами. На кого они смогут опереться в таком случае? Это и есть то самоотдаление от Бога, что в последующем приводит к разрастанию тех страстей человеческих, что становились источником бедствий в движении к земному счастью.

В принципе, мы должны понять, что молодое поколение, родившееся в таком комфортном мире, подвержено и своему неполному развитию:

  • молодой человек, только вступивший в сознательную жизнь, не имеет сформировавшегося четкого представления об окружающей действительности;
  • он, как правило, не искушен в вопросах борьбы со своими страстями;
  • он, к тому же, стремится разобраться в этих самых идеалах, перебирая их и проверяя, экспериментируя со следованием им.

Здесь мы должны признать и то, что, как и со всяким идеалом, в жизни человека могут возникнуть некоторого рода внутренние конфликты. Ощущение невозможности воплотить в полной мере евангельские и святоотеческие идеалы в силу кажущейся нерешительности монашеской среды или в силу максимализма новоначального и рождает то разочарование в монашеском делании, что кажется непонятным людям.

Причин у такого состояния духа несколько:

  • каждый человек воспринимает монашеское жительство через призму своих страстей, заведомо облекая его убеждением, что простым мирянам так жить практически невозможно;
  • молодой человек абсолютизирует свои представления о достижении этих идеалов, как единственно верные;
  • он не желает понять немощи и свои, и других людей, что противоречит и евангельской заповеди о любви к ближнему, и убеждению о «срединном, царском пути»;
  • молодой человек убежден в кажущейся простоте достижения идеала, не представляя, готов ли он быть верным этим идеалам на протяжении всей земной жизни.

Более того, в дополнение к разговорам об идеале монашеской жизни, отметим, что само слово «монах» не стоит воспринимать только в значении «один», но и в значении «единый», то есть как «единая личность, свободная от влияния греховности мира и стремящаяся к Богообщению» [6].


Неверной стоит считать и мысль о важности земного, мирского, которая, по слову прп. Паисия Святогорца, возникла ныне и в монашеской среде. Во многом, светское представление о жизни, утрата мысли, что земная жизнь с ее целями и проблемами есть «пребывание по отношению к Вечности» [7], привело и к оскудению духовной глубины [8].

Это рационалистическое настроение настраивает монаха не на стяжание Благодати («фаворского света»), а на исполнение добрых дел, которые тоже важны и необходимы, но делает веру сердца чем-то арифметическим. Это, кстати, напоминает часть Евангельского повествования о Марии, слушавшей Господа, и хлопочущей Марфе. То есть речь идет о более широких духовных процессах, которые коснулись и обителей.


В этой части постараемся предложить, какими путями стоит преодолеть молодым людям то ощущение оторванности от обителей, о котором говорилось прежде в докладе.

Во-первых, вспомним, что Господь Бог Саваоф говорит пророку Иезекиилю: коли он не объявит грешнику, что ожидает его за беззакония, и грешник умрет во грехе, то пророк будет отвечать за его душу (см. Иез. 3:16–21). Тем самым мы признаем, что большая ответственность ложится на священство и монашество. В этом случае упомянем статью схиархимандрита Емилиана (Вафидиса) «Пути обновления и возрождения монашества», в которой он поднимает проблему преемственности монашеской традиции, предлагая создавать особые православные братства для новоначальных, в которых они могли бы подготовиться, получить первичное образование и опыт монашеской жизни [9]. Важным должно стать приучение к постоянству в молитве, изучение Закона Божия, святоотеческого предания – через внешнее надо перейти ко внутреннему.

Во-вторых, нельзя не согласиться и с тем, что сами новоначальные (как и монахи в принципе) не должны погрязнуть во внешнем делании, позабыв внутреннее делание, молитву. Хотелось бы упомянуть архимандрита Никона (Рождественского) и его статью 1902 года «Православный идеал монашества» [10]. В статье будущий архиепископ отмечал, что вовлечение монахов в социальное служение миру стоит воспринимать как принижение и даже отрицание идеала монашества, с заменой его «идеальным суррогатом» [11].

При этом автор не отказывает монахам в этом послушании: напротив, социальное служение монастырей представлялась как дополнительная нагрузка при сохранении тех условий, которые позволяют жить монаху в соответствии с монашеским уставом. Более того, архимандрит Никон восклицает: «Пусть плохи современные иноки, но неповинны в том уставы монашеские!..» [12], и стремление облагородить монашество внешней работой ему казалась недостаточным без внутреннего делания.

В-третьих, стоит согласиться со статьей свщм. Илариона (Троицкого) 1915 год «Единство идеала Христова», в которой он пишет: «У нас стало два христианства, два христианских идеала: один для монахов, другой для мирян. Такое разделение Христова идеала я считаю нелепым принципиально и крайне вредным практически» [13]. То есть он писал не о разных христианствах, но о неравнозначных ступенях духовной жизни, констатируя, что «идеал – бесконечность», и Христос учил абсолютно всех людей без исключения. Однако пример монашествующих важен и показателен для мирян. Во многом, на мирян можно посмотреть как на «мечтающих о несбыточном», а на монашествующих как на стремящихся в «Отчий дом».

Поэтому признаем, что могут достичь результатов только беседа и учение в духе добродетелей, стремление объяснить, что некачественное воплощение идеалов частными лицами не является показателем ошибочности этих идеалов, что из чувства послушания монашествующие скрывают свои духовные подвиги, и что спасение зависит исключительно от потребности человека в Богообщении, а не реализации себя в лоне Церкви.


Главное, что мы должны помнить: всякий человек, и молодой, и старый, приходит в монастырь духовно раненным миром, и потому стремится излечиться от этих страданий, продолжив свой жизненный путь. Поэтому мы не должны его подталкивать, или настаивать на выборе им монашеского пути. Ибо раненный волк после излечения просто убежит в лес, сообразно со своей природой. Монашеское делание требует многих лет, и форсирование такого сложного духовного явления крайне опасно. Процитируем слова епископа Саратовского и Вольского Лонгина в беседе с журналистом портала «Православие и современность»: «Сразу хочу сказать, что мое отношение к крайнему перениманию опыта духовной жизни… таково: дух надо перенимать, а идти путем внешнего подражания нельзя...» [14].

Итак, подобный настрой крайне важен – он должен отсечь в человеке, готовящем себя к монашеству, недолжное распаление и восторженность (когда новоначальный «горит» желанием, а затем постепенно затухает), а также предохранить от нерадения – то есть важно взрастить то ровное отношение к долгу, что отразится в постоянном распятии себя миру [15].

Только так можно, стяжав смирение, осознав свое несовершенство и уповая на Бога, сделать несбыточное явью, ведь, по слову Господа, человекам это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19:26). И таким образом, как блудный сын, достичь своего Отчего дома.


[1] Положение о монастырях и монашествующих. Троице-Сергиева Лавра. 2018. С. 5.

[2] Прп. Феодор Студит. Подвижнические монахам наставления. Слово 258. // Добротолюбие. В 5 т. Т. 4. Репр. воспр. изд. 1889 г. М., 1998. С. 502.   

[3] Свт. Игнатий (Брянчанинов). О монашестве. Разговор между православными христианами, мирянином и монахом. // Творения. В 8 т. Т.1. М., 2001. С. 421.   

[4] Иеродиакон Платон (Рожков). Учение преподобного Варсонофия Оптинского о монашестве [Электронный ресурс] https://www.optina.ru/pub/p40/ (дата обращения: 24.11.2018)   

[5] Идеал // Православная Богословская Энциклопедия. Приложение к духовному журналу «Странник». Т. 5. Петроград, 1904.   

[6] Архим. Рафаил (Карелин). «Что такое монашество» // Ей, гряди, Господи! М., 2018. С. 167–168. 

[7] Архим. Рафаил (Карелин). Избр. соч. С. 173.

[8] Прп. Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение. Т.2. – Москва–Салоники, 2001. С. 349; Епископ Борисовский и Марьиногорский Вениамин. «Каким должен быть монастырь, чтобы стать источником притяжения и тихой пристанью для современного человека» // «Монашество Святой Руси: от истоков к современности (материалы Международной богословской конференции). М., 2015. С. 49.

[9] Схиархим. Эмилиан (Вафидис). «Пути обновления и возрождения монашества» [Электронный ресурс] https://azbyka.ru/otechnik/Emilian_Vafidis/puti-obnovlenija-i-vozrozhdenija-monashestva (дата обращения: 17.11.2018)

[10] Архимандрит Никон (Рождественский). «Православный идеал монашества» // Душеполезные чтения. 1902. Октябрь. С. 194–209. 

[11] Масин В. Молитвенник или социальный работник: взгляд на православный идеал монашества в начале XX века [Электронный ресурс]  http://ruskline.ru/monitoring_smi/2017/fevral/2017-02-21/molitvennik_ili_socialnyj_rabotnik_vzglyad_... (дата обращения: 17.11.2018)

[12] Там же.

[13] Священномученик Иларион (Троицкий). «Единство идеала Христова».[Электронный ресурс] https://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=327 (дата обращения: 17.11.2018)

[14] Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. «Беседа о современном монашестве» [Электронный ресурс] https://www.eparhia-saratov.ru/Articles/beseda-o-sovremennom-monashestve (дата обращения: 17.11.2018)

[15] Там же.